ДУХОВНЫЙ  ЛЕКАРЬ
  
Меню сайта
Категории раздела
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Block title
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 71
Статистика
Форма входа
Главная » 2012 » Март » 29 » Пришел пост, мать целомудрия
14:14
Пришел пост, мать целомудрия
Пришел пост, мать целомудрия

Далеко в Псковских лесах спряталось старинное село Заянье. Земледелие, добыча леса издревле были основным занятием селян. И усердная молитва в храмах православных возносилась после трудов праведных. Прошумели над селом ветры богоборчества, принеся с собой вседозволенность, разруху и нестроения, – прошумели и стихли, оставив в душах людей озлобленность и равнодушие. В 1975 году появился в Заянье человек, многое впоследствии сделавший для духовного возрождения села. Немного было тогда у него помощников: он сам да несколько верующих бабушек. 25 лет прошло с того времени. Личным примером, делом и словом, проникающим в глубины души, удалось о.Роману сплотить вокруг себя тех, кому дорога вера православная. Подробнее о жизни этой общины вы узнаете в ближайшем выпуске газеты из дневниковых записей нашего корреспондента Игоря Вязовского, побывавшего в Заянье. Сегодня же мы предлагаем вашему вниманию размышления игумена Романа о значении поста в жизни человека. 

I

...Ругаю себя за то, что не записал адреса, где случилось это происшествие. История эта очень поучительна. Однажды рассказал ее мне один знакомый доктор, почерпнув этот случай из своей медицинской практики.

К доктору В. пришел престарелый пациент, страдающий ожирением и одышкой. Еле-еле переведя дыхание, он сел на стул. Доктор же что-то писал и писал, как бы не обращая внимания на пришедшего. Вскоре тот не выдержал:

– Или до меня вам дела нет, уважаемый доктор? Я еле живой, а ты все пишешь?

– Прошу прощения, любезный, на что жалуетесь?

– Или ты не видишь, что я еле сижу, у меня неимоверная одышка и ожирение. Я ведь к вам еле добрался!

Доктор продолжал писать, изредка поглядывая на пациента, но по-прежнему ничего не говоря при этом. Больного это выводило из себя, он хотел скорее получить рецепт, чтобы облегчить свои телесные страдания.

– Или тебе нужды нет до меня, доктор? Наверное, я последний из последних, что недостоин даже внимания?

– Не печальтесь, любезный, я ищу вам средство от вашей полноты, – ответил доктор, продолжая что-то писать.

Пациент, подождав еще несколько времени, глубоко вздохнул. Наконец доктор, снизойдя к волнениям больного, наставительно сказал:

– Увы, вы не подлежите лечению и для вас не существует лекарства. Хотя, возможно, через месяц кое-какое лекарство и появится, и если вы не умрете, то получите помощь.

Эти слова как гром поразили пациента. Он еле встал с кресла и, не видя ничего перед собой, побрел домой. Дома он с грустью размышлял: «Значит, я умру, я умру...» Невольно ему в голову стали приходить мысли о том, как он будет умирать, какой даст перед Богом ответ за прожитую жизнь. От этих мыслей у него пропал аппетит, и только сон с большим трудом давал небольшое отдохновение его мятущейся душе.

К концу месяца наш пациент исхудал и стал как спичка. В оговоренный срок идет он к доктору на прием и говорит:

– Доктор, вы говорили мне, если я за месяц не помру, будете лечить меня хорошими лекарствами.

– Но разве это вы – тот, который ко мне заходил месяц назад? Тот еле двигался, а вы идете весьма легко. Категорически заявляю, что вы здоровы и лечение вам не требуется. Только одно лекарство для вас действенно и полезно – то, чем вы лечились целый месяц. Впредь избегайте неправильного образа жизни, лишившего вас сил. Идите, любезный, будьте и впредь здоровы, и Бог вам в помощь!.. 

II

В первый день Великого поста один живущий в монастыре монах случайно нашел яичко. И мирное его душевное устроение нарушилось, потесненное сумятицей разнородных мыслей. «Куда его? – думал он. – Выбросить? Жаль, ведь это чья-то жертва. Отдать другим? Но ведь пост, вдруг введешь во грех?!»

Наконец решил: чем пропадать добру, лучше съесть яйцо самому. Но опять проблема: надо его испечь, а где и как? Можно было бы на кухне, но там огонь не разводят на первой неделе поста. И додумался испечь его на пламени свечи. Не откладывая дело в долгий ящик, тут же принялся за работу.

В это время вышеупомянутого брата пришел посетить игумен обители. Застав его за столь необычным занятием, прозорливый старец обращается к нему с вопросом: «Любезный брат, зачем совершаешь это? Не забыл ли ты, что наступил пост и что приготовляемая тобой снедь не употребляется в это время? Ведь ты знаешь, что пост установлен с апостольских времен по слову Христову: «Отнимется от них – и будут поститься!»

«Да, отче, я знаю, что идет пост и это нельзя кушать, но меня искусил диавол, научая такому искусству», – ответил монах. 

Но диавол, оказавшись как раз тут за печью, возмущенно возразил: «Я такого греха и не знал. Вот сижу за печкой и учусь, как можно на свечке яичко испечь!»

Брат сей поступил так всего один раз или по наивности, или легкомыслия ради, в чем был обличен и вразумлен мудрым игуменом. Но мы с вами печем такие яички, т.е. грешим против заповедей Божиих и установлений Церкви Православной, каждый день, а иногда и много раз на дню.

III

Наступает очередной Великий пост. Наши предки с радостью встречали это спасительное время, время трезвления, покаяния, говения и причащения. Время исправления и доброделания, время примирения с Богом. В эти святые дни они даже не разделяли супружеское ложе. В этом-то и цель поста – усмирить плоть и не давать воли чувствам. Храм Божий – это наша лечебница, а пост – это хирург лечебницы и истинное лекарство. 

  Мы живем в такие времена, когда у многих из нас не осталось даже понятия, что такое пост и для чего его надо соблюдать. Особенно скептически относятся к этому, самому главному, делу богоугождения наши мужички. У наших мужичков частенько на уме только одни чувства и удовольствия. Не думают они, что придется, придется умереть и явиться перед Богом – дать отчет за свои дела. Как будто исполнение Заповедей – это обязанность только священников и женщин, а они составляют исключение. Они считают, что раз они мужчины, значит, им можно пить и есть без ограничения. И, ложно оправдывая себя, едят и пьют, простите за слово, до отрыжки, тогда как необходимо воздерживаться от излишества даже и в постной пище. Пост – это спасительное и благодатное время, но для большинства это по-прежнему время всяческого плотоугодия, веселия и развлечений.

Все наши предки постились, в том числе и мужчины не были исключением. Почему сегодня почти каждая женщина, желающая соблюдать пост, становится предметом посягательства невоздержанного мужа, который не желает обуздать свои блудные вожделения? Почему не желает разгоряченный супруг снизойти к просьбам жены и выполнить уложения Церкви о посте, пугая свою половину нарушением супружеской верности? Послушали бы апостола Павла, который поучает женатых: «Женатые, да будут как не оженившиеся». То есть апостол советует жить по согласию воздержанно, а в посту – особенно. Если в семье нет согласия, мира, молитвы, воздержания во всем – то что это, как не то же яичко, которое печется на пламени неверия?!

* * *

Наступает воскресный день – колокольный звон призывает верных на молитву. А у нас что? Отдых. Говорим, устали очень. Наши предки трудились более нас, но и усталые шли в храм Божий, ибо понимали, что день уйдет в вечность – не вернешь. Им было жаль пропустить такой день без службы.

Теперь же мужики в воскресенье идут на рыбалку, охоту, попить пивка – лишь бы не в храм. Кому же Богом дана заповедь «в шесть дней делай вся дела твоя, а седьмой день Господу Богу твоему»? Мы теперь привыкли жить без Бога, пожелав сами быть богами. Стали обходиться без Церкви, оземлянились, осуетились, обезбожились, заживо умерли. 

Что же это, как не то же яичко, которое печется на свечном пламени самолюбия?

* * *

Вот приходит время молитвы (утренней, перед едой, после еды, вечерней). Молимся ли мы, а если и молимся, то как? Часто наспех, не вникая и не участвуя сердцем в словах молитвы. Преподобный Серафим Саровский советовал, дабы облегчить утреннюю молитву, ложиться спать раньше. И вставать раньше, потому что много успеешь сделать: «и помолиться, и Евангелие почитать, и на кафизме Псалтири помянуть и живых, и мертвых. Или из святоотеческой литературы что почитать и приготовить все к труду». Если так себя приучишь, поверь, дорогой читатель, и здоров будешь, и счастлив будешь, и во всем будут тебе успех и благополучие, что и подтверждает народная пословица: «Кто рано встает – тому Бог подает».

Если же мы не выполняем всего этого, живем как придется, по своей воле, то что же это, как не то яичко, которое печется на свечном пламени гордости и непослушания?

* * *

Куда ни пойдешь, куда ни поедешь, везде слышен мат. Неужели нельзя обойтись без этих смрадных слов? Впору вспомнить слова апостола Павла, поучающего, чтобы из наших уст не выходило гнилое слово. О чем же нам все это напоминает, как не о том же яичке, которое печется на свечном пламени отступничества и бесстрашия?

* * *

Теперь стало модно по поводу и без повода пить водку или вино: и на поминках, и дома, и в гостях, даже на остановках транспорта – пьют, пьют, пьют... закусывая рукавом, а часто и без этого. Врачи давно установили, что от алкоголя слабеет память, теряется работоспособность, сокращается срок жизни. Мы же, священники, знаем, как пьянство калечит душу и тело, уничтожает в человеке веру, приносит неисчислимые страдания близким человека, страдающего этим пороком. А сколько грехов совершается в таком состоянии?! 

Пьяный человек – живой мертвец. Апостол Павел предупреждает: «Не упивайся вином, в нем есть блуд!» Тот же апостол свидетельствует, что блудники и пьяницы Царствия Божия не наследуют. Не страшно ли это! А если не страшно, о чем же это напоминает? 

О том, что мы печемся на свечном пламени поклонения духу времени и отчаяния!

* * *

Вот поэтому-то и нет у нас веры и плодов ее, нет в семьях мира, лада, жизни благочестивой и счастливой, нет удовлетворения жизнью. От этого не любим присных. Нас наказывает сама природа, которая мстит человеку за непослушание Творцу, скупо рождая плоды и насылая трусы и потопы на города и веси. Мы своими поступками словно зашли в топкое болото, и чтобы не утонуть безвозвратно, надо обратиться к источнику жизни – Богу. Слезно вопросить Его: спаси и помилуй нас, Господи! спаси нас от наших мучителей – грехов, окаменения сердца и жестокого неверия!

* * *

У Виктора Афанасьева в книге «Лествица» есть такие поэтические строки, которые, на мой взгляд, очень хорошо выражают греховное состояние нашей человеческой души:

Помилуй, Владыко Вселенной,
Мне глаз не поднять к небесам...
Душа моя – храм разоренный.
И тот разрушитель – я сам.
Я храм этот строю и рушу,
И падаю день ото дня.
Спаси мою грешную душу
От диавола и от меня! 



Давайте же вступим в этот Великий пост с осознанием всех своих грехов. И вместе с нашей Матушкой-Церковью, проживая день за днем скорбные дни Поста, через покаяние и причащение Святых Христовых Таин, будем приближаться к тому Первообразу, который Господь вдохнул в нас, дав нам бессмертную душу. Душа же эта оживает только в минуты нашего покаяния, словно дивный цветок, расправляя свои лепестки под ласковыми и живительными лучами Солнца – Господа нашего Иисуса Христа. 


Игумен РОМАН (Загребнев)




Просмотров: 382 | Добавил: jnp49 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Block title
ВЕЛИКИЙ КАНОН [4]
Поиск
Архив записей

Анимации и Картинки
© ПСАЛТИРЬ ПОСЛУШАТЬ 20 КАФИЗМтелевизионный канал и круглосуточное радио