ДУХОВНЫЙ  ЛЕКАРЬ
  
Меню сайта
Категории раздела
«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Block title
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 71
Статистика
Форма входа
Главная » 2013 » Май » 28 » Нищета возлюбленная
21:13
Нищета возлюбленная
Нищета возлюбленная

Сколько было на Руси святых? Кто их сочтёт! Набравшись смелости, можно сказать: святость в России обыденна. Великий сонм угодников Божиих известен всей земле по именам, ещё большее количество угодников известны только в тех местах, где они подвизались, но поистине несчётное число подвижников осталось и вовсе никому не известными — а ведь какие это были люди! Полжизни можно отдать, чтобы жить в окружении таких людей, учиться у них, напитываться от них благодатию…

Но мы хотим сказать не о безвестном святом, а, напротив, о муже весьма славном — опрп.Ниле Сорском. Даже в несметном воинстве русских угодников, где каждый своим светом светит, каждый по-своему ярок, старец Нил особенно выделяется. Как же так? Как такое возможно?

 А дело в том, что преподобному Нилу удалось подвигом своим и словом своим выразить чисто русский идеал «жизни по правде», — той жизни, о которой в глубине души мечтает всякий русский человек, решивший посвятить себя Богу. Святой Нил создал такой образец монашеского жития, который до сих пор имеет огромное духовное обаяние, и силе этого обаяния трудно противиться верующему человеку. Образец этот называется «нестяжательным житием».

Итак, с самого начала. Старец Нил (1433—1508), в миру боярин Николай Майков, начал монашеский путь в Кирилло-Белозерском монастыре. Обитель — одна из богатейших на Руси в те годы, с обширным хозяйством и, как сейчас сказали бы, «развитой инфраструктурой». Хозяйственная суета, царящая здесь, не понравилась молодому Нилу, и он ушёл искать правды у греков. Побывал в Константинополе, в ту пору уже турецком, видел турецкий полумесяц над Святой Софией и, верно, думал: «Вот-де к какому падению привела Греческую Церковь забота о мирской славе!.. Такая роскошь, такая мощь — и всё досталось нечестивым… Вышло так, что для турок богатство копили!..»

Долго Нил подвизался на Афоне. Так познакомился он со скитским устроением монашеской жизни, о котором на Руси не знали. У нас было так: или монастырь большой, общежительный, или уединённая келья отшельника. А тогдашний афонский скит — это серединный путь, когда несколько монахов живут рядом, но не общежительно, а каждый сам по себе. И решил Нил, что такой путь не только для Афона, но и для Руси, а может быть, и для всего православного мира — самый лучший. И пошёл обратно на Русь — устраивать скитскую жизнь.

Устроился он неподалёку от родного своего Кирилло-Белозерского монастыря, но место выбрал настолько дикое, пустынное и мрачное, что даже видавшие виды окрестные жители ужаснулись: кругом унылое болото и глухой, тёмный лес. На этом-то болоте Нил построил себе малую келейку, а потом к нему присоединились несколько единомышленников. Каждая келья отстояла от другой на расстояниие брошенного камня; братия собиралась вместе только по субботам и воскресеньям — на общую молитву.

Какую же жизнь предлагал прп.Нил своим ученикам? Во-первых, иночество — подвиг не столько телесный, сколько духовный! Не столько плоть усмиряй, сколько дух совершенствуй! Не за брюхом своим следи, а за сердцем — мыслям не давай расслабляться во грехе. Ослабевшая от чрезмерного пощения плоть может и дух ослабить. Тело следует держать «по потребе без мала», и даже «успокоивать его в мале». (Впрочем, сам преподобный носил такую жёсткую власяницу, словно она была сплетена из острых игл.)

Инок должен заниматься рукоделием, но чтобы только обезпечить себе пропитание — не более того. Главный же труд инока — изучать Священное Писание, ибо все наши грехи, по прп.Нилу, «от еже не ведети нам Святая Писания». Нужно не просто читать, но изучать написанное, глубоко вникать в смысл, пробовать на собственном подвиге применять прочитанное — вот тогда будет толк! Сам старец и на этом не останавливался: он внимательно сличал разные списки книг, исправлял ошибки переписчиков, искал наиболее верные редакции, и тем самым положил начало русской «книжной переписи», ибо, как он выражался, «писания многа, но не вся Божественна». Понятно, что безграмотный крестьянин в скит преподобного Нила быть принят не мог: знание грамоты было обязательным требованием.

И конечно, молитва — «умное делание». Это главнее и телесных, и даже умственных трудов.

Возникает вопрос: чем же жить инокам, где брать пропитание при таком отсутствии общего хозяйства? На это преподобный отвечал: во-первых, можно обменивать на хлеб своё рукоделие; во-вторых, принимать милостыню как от частных доброхотов, так и от государства, и — в крайнем случае! — нанимать работников, при строжайшем наказе: платить нанятым по совести, чтобы никто не ушёл обиженным. Разбогатеть в таких условиях невозможно, и это очень хорошо, ибо нищета Христова есть непременное условие жизни не только одного монаха, но и скита в целом, чтобы хозяйственные заботы не отвлекали ни от молитвы, ни от чтения.

Святой Нил даже готов был вовсе отказаться от государственной помощи, лишь бы только власти не тревожили монашеской совести, не затыкали рот проповедникам, не покушались разорить молитвенный труд. Такой образ жизни прп.Нил предложил и своим товарищам — и они его с радостью приняли, и всей России — но она его отвергла. Россия приняла иной путь, тот, что предлагал другой русский преподобный — игумен Иосиф Волоцкий. Прп.Иосиф же предложил, если можно так выразиться, превратить монастыри в «церковные колхозы», в которых монахи сами не владеют никаким имуществом, но трудятся для общего блага обители. Монастырское хозяйство растёт и, во-первых, поставляет средства для Церкви в целом, во-вторых, даёт работу и хлеб окрестным крестьянам, питает нищих и голодающих и, в-третьих, становится самостоятельной хозяйственной силой, с которой вынуждены считаться мирские власти. Понятно, что в таком-то монастыре действительно «послушание выше поста и молитвы» — принцип для прп.Нила Сорского совершенно неприемлемый.

Не будем сейчас уточнять, почему победило именно мнение прп.Иосифа, а не прп.Нила. Но нельзя, нельзя не сказать: русскому человеку путь сорского старца всегда казался и более привлекательным, и «более праведным». Потом на этом сыграли старообрядцы, которые всегда группировались вокруг своих скитов, устроенных по заветам прп.Нила.

А сегодня, как мне кажется, всем ясно: путь прп.Иосифа и путь прп.Нила — не взаимоисключающие, а взаимодополняющие. Есть люди, которым полезны общежительные заботы, а уединение губительно; и есть люди, которые в общественных трудах быстро обмирщаются, — им полезна только уединённая молитва. Ничего не поделать — все мы разные: Бог и леса не сравнял. В своё время было решено вместо скитского монашества развивать общежительное… Как тут не вспомнить слова Владимира Солоухина: «Почему жевместо, а не вместе

…Умирая, прп.Нил просил учеников выбросить его тело на болото: «Оно (тело) тяжко согрешило перед Богом и недостойно погребения. Сколько в моей силе было, старался я не пользоваться никакой честью в этой жизни, так пусть будет и по смерти». Однако ученики не послушались старца: его погребли с честью… И источник, выкопанный им возле келии, до сих пор точит безчисленные исцеления.

Алексей БАКУЛИН


Просмотров: 249 | Добавил: jnp | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Block title
ВЕЛИКИЙ КАНОН [4]
Поиск
Архив записей

Анимации и Картинки
© ПСАЛТИРЬ ПОСЛУШАТЬ 20 КАФИЗМтелевизионный канал и круглосуточное радио